Березкины, семья инвалидов, Москва

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Сбор закрыт. Вы можете помочь ВСЕМ ДЕТЯМ, нажав кнопку ПОЖЕРТВОВАТЬ ниже.

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

 

В семье Березкиных один мужчина на пятерых женщин. А еще в семье 3 инвалида и больше 10 диагнозов на всех – инсульт, онкология, диабет, рассеянный склероз и другие.

 

Олегу Андреевичу уже 85 лет, он пережил войну, всегда вспоминал своего отца-героя военных лет. Совсем недавно у единственного мужчины семьи Березкиных, случился инсульт, поэтому теперь он плохо помнит даже своих близких. А его жена Римма Ивановна, которой 81, помнит все. Особенно хорошо, свои операции по онкологии и, как ее единственной дочке Оле долгие годы ставили неверный диагноз. Дочка Оля сама работала врачом более 20 лет, работала стоматологам, помогала людям. Сначала у Оли изменилась походка. «Мамуль, я пока шла, три раза упала, цепляю все», — говорила Оля. Когда врачи начала обследовать, то никто не ставил точный диагноз. «Наугад, можно сказать, сделали две операции и загубили мне дочь», — плачет Римма Владимировна. Загубили, потому что при диагнозе «рассеянный склероз» категорически нельзя делать наркоз. А ей делали, и не раз.

 

Еще месяц все профессора искали причину, обещали, что дочка будет бегать, а она после операции даже ходить не смогла. Потом врачи опять ошиблись, поставив диагноз позвоночная грыжа. «Опять говорили, будет бегать, и отправили на плавание. На первом же занятии Олю еле-еле вытащили из воды, она чуть не утонула». Только спустя много лет нашли истинную причину. Но было поздно, Оля уже слегла. В 47 лет с маленькой дочкой на руках, она слегла. И муж ушел. «Я не виню зятя, что он ушел. Вы не представляете, что это такое – ухаживать за лежачим человеком. А мы с отцом остались выхаживать дочь Олю и воспитывать внучку».

 

Внучка Катерина выросла, искала счастье, но жизнь распорядилась иначе. Два развода и двое детей на руках, и никто не помогает. Катя работает администратором в клинике, берет дополнительные дежурства, чтобы прокормить не только своих детей, но и лежачую маму Олю, и бабушку Римму и дедушку Олега. «Дедушка же так нам всем помогал, а сейчас слег, половина его тела парализована после инсульта, говорить плохо стал, ложку еле держит левой рукой. Жалко его»,- говорит Катерина.

 

Семья до последнего справлялась сама. Раньше три пенсии инвалидов хватало даже на лекарства, но сейчас совсем тяжело.

 

«Три инвалидные пенсия и зарплата администратора – еле-еле собираем на еду и на сиделку. У нас трое лежачих в семье. Сиделка только успевает всех менять. А еду готовим сразу на всех, так дешевле», — говорит Римма Ивановна.

 

Семье неудобно просить людей помочь, но приходиться. «Я не верующая, но благодарю Бога за то, что такие люди есть, кто помогает с лекарствами, не бросают нас.

Все препараты, которые нам положены, получить не можем, видимо, считают нас совсем безнадежными. Один препарат только получаем исправно – для диабетиков. У нас в семье их трое. Нас даже соседи спрашивают, что купить, видят, что мы не пьющие, порядочные».

 

Римма Ивановна замолкает, и начинает тихо плакать. Она помнит все даты рождения, у нее в сердце есть место для всех ее близких – лежачих, здоровых, не важно. Только помочь им она сама уже не может.

Сейчас семье нужно 30 000 рублей, чтобы перевести всех лежачих членов семьи обратно в Москву. Три месяца летом семья жила в однокомнатном садовом домике 85 км от Москвы – единственная радость, которая осталась в жизни Березкиных. Машина нужна специальная, медицинская, чтобы лежа могли разместиться все, а еще нужно погрузить специальные матрасы, столы и средства передвижения на всех. «На простой машине можно просто не довезти, а 30 000 – это неподъемные средства для нас».

 

Чтобы помочь семье Березкиных вернуться в Москву на специальном транспорте нужно 30 000 руб.