Кофман Даниэль, Москва, ДЦП, аутизм, 7 лет

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Просим Вас помочь Всем детям, нажав на кнопку «Пожертвовать» расположенную ниже, потому что сбор успешно закрыт и помощь оказана. Спасибо Вам.

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

 

Звонок поступил в 1 час ночи. На личный мобильный Феликса с личного номера главного врача.

 

— Приезжайте к 8 утра, — сказал доктор.

 

Феликс приехал раньше, долго ждал, когда его примут. Было очень волнительно – этой ночью рожала его жена. Это была уже вторая дочь, такая же долгожданная, как и первая, родителями которой они стали два с половиной года назад.

 

В погоне за простым человеческим счастьем Феликс и Юлия много раз проводили процедуру ЭКО, ездили в разные страны – в те дни бизнес шел в гору, уровень жизни позволял упорно добиваться цели испытать радость отцовства и материнства еще раз.

 

Феликс был очень взволнован, его встретил и повел по больничным коридорам, ничего не говоря, сам заведующий отделением.

 

«Наша дочь была в кювете, вся в зеленке, из носа у нее торчал катетер, — вспоминает Феликс. – Мы вернулись в кабинет заведующего отделением, он спросил меня только «Налить?»  «Нет, — сказал я, — за рулем». Мне казалось, что в нашей семье не могло такого произойти, я не знал, что делать, меня всего трясло, я ничего не мог сказать, мне дали успокоительное».

 

В этом же кабинете Феликс сидел 2 с половиной года назад, когда он  стал отцом впервые в жизни. Тогда ему было 44 и от осознания, что его самая заветная мечта сбылась, мужчину охватила радость неудержимой силы. Тогда врачам тоже пришлось налить ему успокоительное – слишком бурным оказался всплеск счастья.

 

«Полина – наша первая дочь. Она совершенно здорова, хотя тоже была зачата с помощью ЭКО. Мы испытали такое счастье, когда Полина появилась в нашей семье, что непременно захотели второго ребенка. Второй стала Даниэль».

 

Когда младшая дочь увидела свет родильного зала, она не заплакала.

 

«Я все спрашивала, повторяла: что с ребенком? Что с ребенком? Что с ребенком? — вспоминает Юлия свои роды, — «Волчья пасть» сказали мне, после чего я отключилась, больше ничего не помню».

 

Врачи не могли объяснить, что случилось, никто не мог поставить точный диагноз. Даниэль не спала, и не спали ее родители. Сами справиться не могли, нанимали сразу две няни, чтобы они могли друг друга менять.

 

«Она почти все время бодрствовала, нужно было, чтобы кто-то всегда находился рядом», — вспоминает самые тяжелые времена Феликс.

 

 

У Даниэль была расщелина мягкого неба, и кормить ее приходилось через катетер, так как естественным способом девочка есть не могла. Избавиться от расщелины удалось только через полтора года: все это время вес ребенка был слишком мал для проведения операций.

 

Девочка не сидела, отставала в развитии. Педиатр, которая вела Даниэль – опытная женщина 70-ти лет – отказалась приходить.

«Не по моей это части, — сказала доктор, — я Вам ничем не смогу больше помочь».

 

Врачи не брались лечить Даниэль, понимая свое бессилие. Феликс и Юлия не сдавались и пробовали все, что обещало им хоть какой-то сдвиг: возили ребенка к китайцам, кололи дорогие уколы, проходили дельфинотерапию, посещали реабилитационные курсы в разных городах.

 

Когда Даниэль было 2,5 года, она все еще не умела ходить. Чудом нашелся российский специалист, который взялся помочь.

 

«На ноги я ее вам поставлю, но по поводу ее психического развития ничего обещать не могу», — сказал он тогда и принялся за сложное дело.

 

3 года занятий дали плоды: девочка все же пошла. Сначала с поддержкой, а потом и сама.

 

«Мы всегда ее за руку водили, она самостоятельно не ходила никогда. И тут стоим с женой на улице, разговариваем, я руку Дани отпустил, и вдруг поворачиваемся, а Дани нет. Где Даня? Крутимся оба, ищем ее, а она убежала от нас. Представляете? Она побежала! Сама! Это был один из самых лучших дней в жизни нашей семьи!» — вспоминает Феликс с улыбкой воодушевления.

 

«А потом мы на рынке были, и она снова от нас решила убежать. Мы ее нашли у мешков с крупами, она очень любит руки пускать в крупы по самые локти. И продавцы кричали «Чей ребенок?», а мы были очень рады, что она начала бегать и делала это без поддержки», — дополняет  Юлия рассказ своего мужа.

 

Но беда не приходит одна: в 2016 году бизнес, который кормил всю семью и позволял помогать развитию особенной Даниэль, рухнул. Все деньги, которые были накоплены за годы финансового расцвета, ушли на лечение дочери. На данный момент не осталось средств не только на реабилитационные процедуры, но и на няню, которая остро необходима в семье. Юлия взяла все на себя: постоянно находится с дочкой, пока муж один пытается заработать на хлеб.

 

Психическое развитие Даниэль сильно отстало. Она научилась самостоятельно держать ложку, но до сих пор делает это с трудом и ест очень медленно. В свои 7 лет Даня не говорит, у нее обострен слух, и она не выносит громких звуков, девочка чувствует себя очень тревожно в обществе незнакомых людей.

 

«Понимаете, когда Даниэль усиленно занимается, всегда есть динамика. Но с ней должны заниматься специалисты. Во-первых, потому что с ними ее прогресс будет гораздо больше, ведь они знают, что делать. Во-вторых, что очень важно, она их слушается, а меня не воспринимает как учителя. Со мной она сразу начинает сильно нервничать, не хочет ничего делать, ведь  я – мама», — объясняет Юлия. Потом Юля плачет – женщина до сих пор не может принять, что все эти беды произошли именно в их семье.

 

Для Даниэль очень важна социальная адаптация, обрести навыки самообслуживания, научиться понимать простейшую обращенную речь окружающих ее людей и говорить элементарные слова. Помочь в достижении этих целей могут специалисты Детского инклюзивного центра «Вместе весело шагать». Очень важно, чтобы занятия проходили регулярно, у одних и тех же специалистов, к которым Даниэль постепенно привыкнет и начнет им доверять. На длительный курс реабилитации необходимо 404 000 рублей. Давайте поможем семье Даниэль снова встать на ноги и поддержим семью девочки в сложной жизненной ситуации, которая может случиться с каждым из нас!