Лера Мурейко, 1 год, парез Керера, поражение ЦНС смешанного генеза, врожденные вывихи тазобедренных суставов, г. Спасск Дальний

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Срочно нужно собрать 1 454 800 рублей рублей, чтобы оплатить операцию для Лерочки Мурейко по восстановлению нервных сплетений, чтобы она смогла шевелить ручкой, брать игрушки, держать ложку и жить обычной жизнью. Левая ручка Лерочки Мурейко полностью парализована в результате родовой травмы. Девочке недавно исполнился годик, но её левая ручка висит как плеть. Лера не может шевелить рукой, пальчиками, не может даже удержать в ладони игрушку. Всему виной тяжёлая травма, полученная во время родов. У малышки есть шанс на выздоровление. В Ярославле её ждут на сложную многоэтапную операцию по восстановлению нервных окончаний. Такие операции в России успешно проводит только один нейрохирург, Михаил Леонидович Новиков. Он взялся за сложный Лерин случай, несмотря на то, что время поджимает. По-хорошему такую операцию нужно было сделать еще полгода назад. Но всё как всегда упирается в деньги.

Сумма, необходимая на оплату лечения для семьи из маленького городка неподъемная. Перелёт из Приморья в центральную часть России, проживание, реабилитации. На всё нужны деньги, которых у семьи просто нет. Благотворительный фонд «Гольфстрим» открывает срочный сбор на операцию и послеоперационную реабилитацию для Валерии Мурейко из Приморья.

Лера второй ребёнок в семье Мурейко из маленького городка Спасска Дальнего под Владивостоком. Старший брат Леры родился 8 лет назад, и тоже был крупным младенцем, весил почти 4,5 килограмма. «Каков богатырь!» — охали акушерки и поздравляли молодую маму. Вторая беременность Анастасии протекала спокойно, и, как в случае с первым сыном, всю беременность доктора пророчили ей крупного ребёночка.

Уже в роддоме на УЗИ врач определил вес плода в 5 с лишним килограмм. Точнее примерно 5100 – больше аппарат УЗИ не показывает. 19 мая на больничном консилиуме врачи приняли решение делать будущей мамочке кесарево сечение. Операцию назначили на утро, и спокойная Анастасия начала готовиться ко сну. Но вечером того же дня внезапно начались схватки.

«У меня назначена операция, позвоните моему врачу» — кричала Анастасия. Но на ночь заступила уже другая бригада. Они отказали роженице в кесаревом сечении. «Ничего, родишь сама!»
События развивались быстро. Анастасия почувствовала первую схватку в 7 часов вечера, а в 9 ее крошка Лерочка уже появилась на свет. Всего два часа, стремительные роды. Возможно, сделать кесарево и не успели бы… Наверняка, врачи делали все возможное для мамы и малыша. Но эти два часа перечеркнули и перевернули всю жизнь молодой мамы и ее новорожденной дочки.

Анастасия очнулась уже в палате. И узнала, что ночью ее девочку увезли во Владивосток на реанимобиле. Малышке понадобилась срочная реанимация в краевом центре.

Анастасия помнит, что её дочка застряла в родовых путях, что ей давили на живот, что девочку тянули… Головка младенца уже родилась, а ручка с плечом встали не так. В результате оказалось, что у Лерочки порваны нервные окончания в левом плече. Ее рука полностью парализована, обездвижена. Но в тот момент было не до этого. У ребенка была так же тяжелая асфиксия и повреждение мозга.

Первый месяц своей жизни Валерия провела в реанимации на аппарате ИВЛ. Как только Анастасия оправилась от тяжелых родов, она поехала к дочке во Владивосток. Быть рядом, приносить малышке грудное молоко, переживать во время приступов эпилепсии.

К счастью все это уже позади. Лера сейчас веселый, розовощекий, активный годовалый карапуз. Несмотря на то, что она получила тяжелые травмы в самом начале своей жизни, провела более полугода в шине для выправления вывиха тазобедренных суставов и совсем не может пользоваться левой рукой, малышка активно гоняет по квартире, играет, болтает что-то на своем малышковом, и почти ничем не отличается от детей её возраста.

Разве что гуляет, сидя в коляске, и ползает очень странным способом. Падает всем телом в одну сторону, подтягивает ноги, разворачивается, садится и снова падает. Звучит сложно, но, чтобы сбежать из комнаты, куда ее посадила мама, Лере требуется меньше минуты.

Приступы эпилепсии больше не повторялись, подозрения на ДЦП тоже не оправдались, Лера активный и веселый ребенок с частично парализованной левой стороной тела.

Ее родители за первый год жизни дочери испробовали все возможные и доступные им способы реабилитации. Объездили лучших неврологов края, делали процедуры, лежали в самых разных больницах. Но к первому дню рождения девочки стало ясно — в руке полностью отсутствуют движения и требуется какое-то радикальное лечение.

— Лера только немного может шевелить плечом. Может немного его приподнять. Но какие-то другие действия рукой она выполнять не может. Не может даже удержать игрушку, если ей вложить ее в ладонь и сомкнуть пальчики. – рассказывает мама Анастасия.

Недавно родители увидели по телевизору телесюжет, где описывался подобный случай. Немедленно стали звонить в Ярославль, в медицинский центр, где оперирует известный хирург Новиков. После телефонной консультации стало ясно, Лере нужна операция. Причем срочно, так как такие операции делают в полугодовалом возрасте. А Лере уже исполнился годик.

Но раньше родители не могли отвести дочь на операцию, так как решали другие проблемы со здоровьем. Полгода Лера была в распорке, чтобы выправить вывих тазобедренных суставов, не могла ни сидеть, ни ползать. Полгода без движения в шине и с парализованной рукой.

Сейчас правая нога вылечилась, но левая так и не встает на место. Но доктор-ортопед принял решение снять все шины, чтобы ребенок мог полноценно развиваться.

— Сейчас мы проходим курс у массажиста реабилитолога в Уссурийске. Все за свой счет, к тому же жилье тут снимать приходится. У Леры почти нет мышц, ей очень тяжело двигаться. Пока у нас перерыв в лечение ножек, есть шанс успеть сделать операцию по восстановлению ручки. – говорит Анастасия Мурейко.

Тем временем Лера болтает, смеется, улыбается. Гуляет сидя в коляске. Как может перемещается по комнате, активно ест, держа ложку в одной руке.

Но если не собрать деньги на операцию в Ярославле, Лера так и не научится делать что-то двумя руками. Допустить этого нельзя, тем более, что есть реальный шанс на восстановление движения.

К сожалению, в России не выделяются квоты на подобные сложные операции. Операция и последующая реабилитация стоят 1 454 800 рублей. Сумма непосильная для семьи, тем более, что ее нужно собрать в кратчайшие сроки.

Папа Леры работает диспечером на цементном заводе. На этом же заводе до декрета работала и мама Леры. Семья получает пособие по инвалидности на ребенка. Но всех этих средств не хватит, чтобы в ближайшее время собрать сумму, необходимую на проведение платной операции.

Благотворительный фонд «Гольфстрим» открывает срочный сбор для Леры Мурейко и просит помощи в оплате лечения девочки.