Степан Серебряков, 10 лет, аутизм

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Пока мама Анна разговаривает по телефону, Стёпа вьётся рядом. Он то держит маму за руку, то обнимает за ногу, то просто сидит и терпеливо ждёт. Нет, не мультиков, и не возможности поиграть в игры на смартфоне. Стёпе гаджеты совсем неинтересны. Ни телевизор, ни планшет, ни компьютер, ни приставка – ничего этого Стёпе не надо. Он просто смотрит сквозь экран и, кажется, не видит того, что на нем происходит.

Поэтому Анна была очень скептично настроена, когда в период вынужденной самоизоляции специалисты детского инклюзивного центра «Вместе весело шагать» предложили Стёпе продолжить занятия дистанционно, чтобы не случилось отката в развитии.

Но к её большому удивлению сын довольно живо отреагировал на знакомые голоса педагогов. Стал бегать по комнате, крутиться и, в конце концов, смог увидеть на экране знакомое лицо. К огромному счастью мамы, мальчик смог заниматься онлайн. Правда дольше 20 минут он не выдерживает. Но во время карантина у него даже произошел большой скачок в развитии, Стёпа начал различать буквы. Теперь он находит на клавиатуре компьютера букву «А» и уверенно нажимает на нее пальчиком, когда его об этом его просит логопед.

Не такой как все

У Степана аутизм. Для того чтобы Стёпа сказал свое первое слово понадобилось три года непрерывных занятий во «Вместе весело шагать». До карантина Стёпа с мамой приезжал сюда три раза в неделю для интенсивной работы.
— Какой-то прогресс в развитии Степана мы впервые увидели, когда попали на занятия к психологу и социальному педагогу Анне Овечкиной. До этого я, как и все мамы получившие такой диагноз, металась везде, где только можно, чтобы хоть как-то помочь своему ребёнку. И только во «Вместе весело шагать» мы получили комплексный подход», — рассказывает мама Степана. – Мне так и сказали, главное терпение. Никаких мгновенных результатов обещать не стали. Просто сказали, что если заниматься системно и долго, то будут какие-то сдвиги и успехи. Но какие именно, никто сказать не может».

И тогда, вооружившись терпением, Анна стала ждать. Ждать пришлось очень долго, почти три года. Но потом Степа как будто очнулся от спячки и стал нагонять пробелы в развитии. Мальчик с тяжелым диагнозом сам одевается, сам моет посуду, гладит одежду. Называет предметы – знает названия овощей и фруктов, предметов одежды и мебели, названия различных видов посуды. Но самое главное он научился выражать свои эмоции. Раньше Стёпа просто кричал. И никто не мог понять, что не так, жарко ему, холодно, или больно. Сейчас он говорит «да» или «нет», даже может сказать: «убираем», если ему не нравится еда или предложенная игра.
— Все что Стёпа сейчас умеет делать — это заслуга специалистов. Дома мы просто следуем их инструкциям, — рассказывает мама Анна.

В первую очередь Анну научили ставить реальные цели для сына. – Мне так и сказали, никто не знает, что будет со Степой дальше, этого вам не скажет ни один врач, но научить его обслуживать себя самостоятельно, мы просто обязаны.
И вот так шаг за шагом Степан учился одеваться, чистить зубы, самостоятельно есть и осваивать прочие социально-бытовые темы. Он даже ходит с мамой в магазин, где пытается искать свои любимые творожки на полках. А вслед за этими умелками подтянулось и интеллектуальное развитие.
— Такое ощущение, что все эти годы Стёпа копил знания, и только сейчас начал их выдавать. – считает Анна.

В своём мире

Когда Стёпа был маленьким, он с удовольствием смотрел мультики и разглядывал картинки в книжках. Но в какой-то момент резко от них отказался. Как будто любимые раньше картинки вдруг стали его раздражать. Если мама брала в руку книжку, то Стёпа выхватывал книгу из маминых рук и ставил обратно на полку. Плакал, требовал выключить телевизор, не давал маме говорить по телефону. Старшая дочь Анны нормотипичный ребёнок, и мама и раньше замечала, что Стёпа особенный, но боялась признаться в этом даже себе. Внешне мальчик был развит по норме. Смотрел на маму умным взглядом. Но в то время, когда его ровесники начинали произносить отдельные слова, подражать речи, Стёпа просто бегал, махал ручками и лопотал. Не говорил даже «мама». К слову, звать свою маму Степан не научился до сих пор.

В три года Стёпа внезапно отказался от твердой пищи. Если раньше он мог есть мясо, откусывая прямо от куриной ножки, то вдруг его стал раздражать и суп с картошкой, и другие любимые ранее блюда. Чтобы хоть как-то накормить сына, Анна покупала жидкое детское питание. И дошло до того, что Степа мог в день выпивать полтора литра яблочного пюре и больше ничего не хотел есть.

Сначала мама повела сына к неврологу в поликлинику. Потом по совету родственников его обследовали в больнице. Психиатр и вовсе прописала трехлетнему Степану сильнодействующие препараты и сказала, что его надо изолировать от общества, потому как он может быть опасным для окружающих. Анна не верила своим ушам. Она смотрела на своего крохотного сына, который тихонько сидел в уголочке, и не понимала, как её Степашка, который на голову ниже сверстников, может быть опасным.

МРТ показало ишемическую зону в левой лобной доле головного мозга. Как раз этот участок отвечает за развитие речи. 2 года Степан пил препараты, которые как выяснилось позже, ему не подходили. Развитие мальчика как будто остановилось. Все деньги уходили на занятия, на обследования.

— Но мы как будто топтались на месте. С трёх и до семи Стёпиных лет ничего не происходило. Стёпа ходил на занятия в бассейн, на игровую терапию, но жил как будто в своём мире.

Несчастье помогло

Потом случилось так, что семья Анны распалась. Первый год после развода Стёпин папа не платил алименты, и Анна поняла, что не потянет все занятия сына в финансовом плане. Тем более, что на её попечении осталась еще и старшая дочка.

Про детский инклюзивный центр в своём районе одинокая мама прочла в газете. На пробном занятии Стёпа впервые в жизни отпустил мамину руку и пошёл заниматься в класс. Воодушевлённая успехом, Анна смогла найти средства, чтобы оплатить первый курс занятий. А потом фонд «Гольфстрим» взял Степана в благотворительную программу. Потому что найти финансы на продолжение занятий у одинокой мамы двоих детей не получалось.

— Я никак не могла смириться с инвалидностью сына, не оформляла её юридически. Это был мой личный комплекс. У меня было много бесед с психологом, прежде чем я приняла диагноз сына. А развод и сложная финансовая ситуация помогли принять правильное решение и, наконец, попросить о помощи.

Сейчас Анна знает, что жизнь с ребёнком с особенностями просто немного другая. И по эмоциям и маленьким родительским радостям она может быть даже насыщеннее, чем жизнь с нормотипичным ребёнком.

Например, я не помню, когда моя старшая дочь Варвара впервые назвала тарелку тарелкой. А вот тот день, когда Степан сказал слово «тарелка» помню в мельчайших подробностях. Потому что ждала этого дня семь лет» – вспоминает Анна.
Больше всего Анна мечтает, чтобы у Стёпы появилась связанная речь. Она хочет, чтобы и другие люди могли понимать её особенного сына.

— Во «Вместе весело шагать» специалисты всё время ищут к нему подход. И я уверена, что интеллектуально он не такой слабый, что у него большой потенциал. Что его умный взгляд меня не обманывает.

Чтобы комфортно существовать в нашем обществе Степану необходимо не только научиться разговаривать, но и стать более сильным в физическом плане. Пока мальчик не может писать и рисовать, так как не может долго удерживать ручку или карандаш. С поведением у Стёпы нет проблем, он не кричит, не устраивает истерик на людях. Но мама мечтает, чтобы он не просто тихонько сидел на уроке, но и учился, впитывал знания.

К сожалению, в школе, где учится Степан у учителя нет возможности уделять ему индивидуальное внимание, там много таких же детей как Стёпа. Чтобы мальчик продолжал развиваться дальше, ему нужен курс реабилитации во «Вместе весело шагать». Но маме мальчика не под силу оплатить годовой курс реабилитации.

Поэтому благотворительный фонд «Гольфстрим» открывает срочный сбор для Степана Серебрякова. Курс реабилитации уже начался, а занятия ещё не оплачены. Давайте подарим его маме надежду на светлое будущее сына.
Научиться общаться с другими детьми, разговаривать, учиться в школе, возможно освоить профессию поможет годовой курс реабилитации в центре «Вместе весело шагать», который стоит 540 000 рублей. Занятия для Стёпы уже идут. Помогите семье мальчика оплатить их. Сбор ведётся в рамках проекта «Вместе весело шагать».