Степан Корчагин, 9 лет, парез Дюшена-Эрба, Ярославская обл.

Средств собрано Необходимо

При рождении Степан получил травму, которая вызвала парез Дюшена-Эрба. В раннем детстве Стёпа перенёс две сложные операции по восстановлению нервных сплетений и прошёл огромное количество реабилитаций. Левая рука постепенно восстановилась, но правая по-прежнему требует серьёзного лечения, иначе будет потеряны все результаты, которые нарабатывались годами. Сейчас мальчику срочно необходима ещё одна операция. И, если не сделать её вовремя, многое из того, о чём мечтает Степан как обычный мальчишка, станет недоступным навсегда.

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Степан родился очень крупным — вес 5050 грамм, рост 59 см! Если бы Татьяне, маме Стёпы, сделали кесарево сечение, то никакой родовой травмы не произошло бы, и Степан был бы сейчас здоров. Но весной 2013 года, когда женщина должна была родить, в единственном в городе роддоме затеяли ремонт. И то ли аппарат УЗИ неправильно работал, то ли исследование делали «на коленке», но врачи ошиблись в определении веса ребёнка — решили, что он чуть больше 4 килограмм. Операцию делать не стали, естественные роды были очень тяжёлыми. В результате — родовая травма, показатели новорождённого по шкале Апгар — 2/7, диагноз — парез Дюшена-Эрба.

«Последствия я увидела сразу. Из-за гипоксии кожа ребёнка была сине-белого цвета, ни одного розового пятнышка! А ещё у него обе ручки были как тряпочки. Доктор поднимал их, а они сразу падали», — вспоминает Татьяна.

Почти весь первый год жизни Стёпа вместе с мамой провёл в больнице. Левую руку удалось довольно быстро восстановить, но правая оставалась парализованной. В полтора года Степан перенёс первую сложную многочасовую операцию на правой руке, в три года и три месяца ему сделали ещё одну. Сколько пройдено восстановительных курсов в разных реабилитационных центрах — трудно сосчитать. Правая рука восстанавливалась после операций, левая была в гипертонусе, поэтому лечили обе руки — в Ярославле, Иваново, Владимире, Москве.

«Когда Стёпке делали первую операцию, он был совсем ещё маленький, ничего не понимал, — рассказывает Татьяна. — Ко второй операции он подрос, и нам пришлось его готовить. Мы объясняли ему, что его ручка будет в гипсе, что её нужно будет беречь».

Мама рассказала сыну, что его загипсованная рука будет вытянута вперёд и это будет продолжаться целый месяц. Степа очень переживал. Но, когда операция уже была позади, а рука оказалась в гипсе, маму озарило: «Стёпа! Ты же похож на Супермена! Ты будто летишь к кому-то на помощь!» Немедленно через интернет заказали самый простой костюм Супермена — плащ с застёжкой на липучке и маску. Татьяна воспоминает, что посылка пришла на удивление быстро. Как только её распаковали, на Степана сразу надели плащ и маску, и он сразу почувствовал себя супергероем и долго не мог выйти из образа.

«Вместо того чтобы беречь руку, он носился по коридорам больницы в развевающемся плаще, врывался в кабинеты — представлял, что спасает кого-то, — смеётся Татьяна. Но её настроение воспоминаний быстро меняется. — В какую бы больницу мы не попадали, обследования сына всегда начинались с головы. Я так переживала из-за этого! Смотрела на него, наблюдала — неужели с ним что-то не так? Как-то, когда мы в очередной раз лежали в больнице, я смотрела на ребёнка и плакала. И в этот момент в палату зашла врач, заведующая неврологическим отделением. Увидела, что я плачу и спросила, что случилось. «Нам снова обследуют голову!» И рассказала ей о прогнозах нашего педиатра в роддоме. И тогда врач дала мне совет, которому я с тех пор и следую: «Каким ты будешь его растить, таким он и будет. Будешь смотреть на него как на здорового мальчика, он и будет здоровым». После этого разговора мне стало легче.»

Степан Корчагин

Сейчас Степану 9 лет. Он очень общительный, учится в обычной школе. Но подготовка к ней потребовала и от родителей, и от самого мальчика больших усилий. Правша от рождения, он вынужден чаще писать левой рукой — ведь правая недостаточно разработана и очень быстро устаёт. Вот и приходится Стёпе в течение учебного дня перекладывать ручку или карандаш из одной руки в другую. Но по тем предметам, где писать не нужно, успеваемость у Стёпы хорошая.

Он умный и мечтает многому научиться. Маленьким занимался танцами. По словам мамы, получалось неуклюже, но ему очень нравилось. Сейчас Степан поёт в хоре, занимается в музыкальной школе по классу фортепиано. Музыка — очень важное увлечение мальчика, но выбор инструментов, которые Стёпа может освоить, ограничен. Когда-то Стёпа мечтал научиться играть на гитаре, но на сегодняшний день, к сожалению, это невозможно. И, если не сделать вовремя ещё одну операцию, многое из того, о чём мечтает Степан как обычный мальчишка, станет недоступным навсегда. А это — ещё и моральная травма. Стёпа и сейчас очень переживает из-за того, что он отличается от других ребят. Неловкость движений, шрамы, оставшиеся от операций — всё это его очень расстраивает. И что же будет, если одна рука перестанет развиваться, будет меньше, чем другая? В сложном подростковом возрасте это может стать настоящей трагедией!

«Нами пройден долгий трудный путь: перенесены две операции и несметное количество реабилитаций, — рассказывает Татьяна. — Результаты есть, но каждый наш шаг вперёд давался ребёнку через огромный труд, за каждой удачей — его боль, слёзы и время. Поэтому все успехи в восстановлении имеют для нас огромную ценность. И мы очень боимся потерять то, чего добились такими усилиями, боимся этих шагов назад».

Степану требуется срочное проведение ещё одной, третьей, операции по устранению порочного положения верхней конечности и для увеличения объёма движений правой руки, чтобы мышцы развивались правильно, чтобы Стёпа мог жить обычной жизнью. На операцию и последующую реабилитацию нужно 500 000 рублей. Для семьи Корчагиных это огромная сумма. Они живут в маленьком городе в Ярославской области, зарплата у мамы маленькая, все скромные накопления, которые когда-то были у Корчагиных, полностью ушли на лечение сына. Давайте поможем! Нужно только собрать деньги на операцию.

Давайте поддержим семью Корчагиных!

Я хочу помочь
Им нужна помощь