Занин Владислав, ДЦП, Архангельская обл., 1.10 год

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Мама Аня заходит на кухню и наливает чай.

 

— Сейчас папа приедет, будем все вместе ужинать, — говорит Анна и протягивает маленькому Владу ложку. Но Влад не реагирует.

— На, на, держи, сынок, вот ложка тебе, а каша потом, — улыбается Анна.

 

Влад начинает махать ручками и, натыкаясь на ложку, хватает ее. Просто мальчик очень плохо видит.

 

— Раньше если пройдешь мимо него, он даже внимание не обратит, тяжело прям. А после постоянных занятий дома на специальном аппарате, он уже, кажется, меня видит. Но игрушку маленькую вблизи все равно пока не замечает.

 

Молодые родители не были готовы к рождению особенного малыша, все шло по плану, и родился Влад почти в срок. Но после рождения у ребенка случилась гипоксия – нехватка кислорода, его сразу унесли. Только нести было некуда. Семья живет в маленьком городе, где даже реанимации нет.

 

— Мы умоляли отправить нас в Архангельск, но почему-то здесь делается так, что высчитывают какой ребенок сложнее, того и отправляют. Мы ждали 11 дней, а потом его забрали одного, без меня, полетел на вертолете в областной центр.

 

В Архангельске мальчик почти сразу задышал сам, оправился. Но только потом мама поняла, что эти 11 дней без реанимации нанесли необратимый вред ее малышу.

 

— До 3 месяцев он был как обычный ребенок, да и из больницы нас отпустили, сказали просто проверяться. Только в Москве в 5 месяцев, уже на выписке, доктор протянула карточку и попрощалась. Я открыла документ и увидела целый букет диагнозов — слепота, ДЦП, эпилепсия, и много еще чего страшного. Со всем этим я осталась совсем одна.

 

Анна до сих пор скрывает от всех все эти болезни — бабушки все равно не понимают, а соседей Анна стесняется.

 

— Я как-то сказала бабушке, что у Влада проблемы со зрением, но это все лечится. Но тут же все начали называть его слепым. И зачем мне это надо? Меня это очень обижает. Все обсуждаем с мужем только между собой.

 

В деревне, где живет семья, все люди всё скрывают, и все особенные дети сидят дома. Слово «инклюзия» здесь никогда не звучало.

 

— У нас даже коляска закрывается полностью, чтобы ребенка не было видно. Однажды, когда мы носили специальные сапожки на ножки, соседи, видимо, увидели и спросили: «Ну что, вы уже ходить научились?» Я всегда отвечаю, давайте поговорим о другом.

 

Даже старший брат Владика, которому уже 6 лет, долго ничего не знал — не дай Бог воспитатель в садике услышит, тогда и все узнают. Потом уже в 8 месяцев маме пришлось объяснять, что братик младший болеет, но это не мешает братьям быть лучшими друзьями.

 

— Так, начинается урок, давай заниматься с тобой. – старший брат Тимур садится рядом с Владиком. Мальчики начинают играть в ладушки, загибать пальчики. Но тут головка Влада падает вперед, он как будто отдыхает пару секунд и опять ее поднимет.

 

— Ой, молодец! — На эти слова Влад особенно реагирует, понимает, что его хвалят и начинает смеяться.

 

— А теперь давай на ножки встанем, — Тимур берет Влада за ручки, но тут подбегает мама.

 

— Нет, нет, на ножки ему пока рано, это только после реабилитации летом, — улыбается мама, и берет малыша на ручки.

 

— У нас так всегда, после качественной реабилитации сразу прорыв – сначала лег на живот, потом сел сам. Сейчас реабилитация поможет ему встать на коленки, научиться держать голову хорошенько, а потом уже встать и на ножки. Без специалистов нельзя, можно все испортить.
Владу почти 2 года и специалисты дают положительные прогнозы, говорят, если заниматься, можно многое наверстать.

 

— Если в 5 месяцев врачи молчали и только охали, то сейчас отвечают, что всему можно научиться! Я им верю!

 

В семье маленького Владика работает только папа, много денег уходит на лекарства и дорогие аппараты. Сейчас, например, все накопленные средства ушли на покупку аппарата для восстановления зрения, еще и выплата по кредитам съедает большую часть дохода.

 

— Мне обидно, что я не могу работать и сама помогать своему ребенку, тяжело понимать, что его развитие зависит от наличия у нас денег. Но я верю, что Владу можно помочь. Мы все в этом верим.

 

На курс реабилитации в центре «Вместе весело шагать» требуется 141 600 рублей, давайте поможем маленькому Владику научиться держать голову, ползать и стоять, произнести свои первые звуки!