Даниил Иванов, 6 месяцев, парез Дюшена Эрба, г. Тамбов

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Дане скоро исполнится полгода. В этом возрасте малыши с энтузиазмом исследуют окружающий мир, и этот мальчик тоже полон любопытства. Что это за игрушка лежит там? Сейчас я до неё доберусь! Малыш собирает силы, тянется, выгибает спинку, отталкивается ногами… Но ползать Даня не может – у него парализована левая рука.

Анастасия и Виктор – счастливая молодая семья из деревни Лужки, Тамбовской области. Новость о том, что они станут родителями их очень обрадовала. Когда узнали, что у них будет сын, выбрали красивое имя для ребёнка – Даниил.

Первенца молодые родители ждут с особым чувством. Он как символ того, что всё идёт как надо, и дальше всё будет хорошо. Но иногда оказывается, что не всё зависит от мамы и папы — приходит беда, когда её не ждешь, испытания, с которыми трудно справиться без помощи добрых людей.

Первый триместр беременности у Насти проходил хорошо, её ничего не беспокоило. А потом начались проблемы, из-за которых будущая мама не раз попадала в больницу. На 35 неделе беременности её снова направили на сохранение. Настя очень ответственно относилась к своему положению, слушалась во всем гинеколога, который её вёл, и поэтому очень удивилась, когда при госпитализации ей заявили: «Вы ошиблись со сроками. Плод очень крупный, давайте рожать…»

Хотя плод был крупным, кесарить Настю не стали, искусственно вызвали роды. Они были тяжёлыми, но Настя терпела, говорила себе – мы справимся, вот, ещё немного и все закончится, мой малыш будет со мной… А потом начался настоящий ад – ребёнок застрял в родовых путях. Кесарево уже не сделаешь, пришлось вытягивать его за головку… Когда новорожденного положили маме на живот, она поняла – с ним что-то не так!

«Я сразу заметила, что его левая ручка выглядит странно, — вспоминает Настя. – Но в тот момент врачам было не до его руки. Даня был совсем слабеньким, его сразу поместили в палату интенсивной терапии, и в первые сутки я сына не видела. А потом меня пригласили в кабинет главного врача, неонатолога. Она сказала, что ребёнок слабый, но состояние его стабильное. И что главная проблема – в другом…»

Так Анастасия впервые услышала о парезе Дюшена-Эрба, иначе говоря акушерский паралич. О том, что если не начать срочное лечение, левая рука Дани так и останется на всю жизнь парализованной. Ужасно узнать такое в 24 года о своем первом ребёнке через сутки после его рождения – Настя прорыдала несколько часов.

Через семь дней их выписали из роддома, но Даня поехал не домой, а в Перинатальный центр Тамбова. Врачи хотели, чтобы Настя была рядом с ребёнком, кормила его грудью, но с взять её в больницу не могли. Перед тем как лечь в роддом Настя заболела, тяжёлые роды усугубили ситуацию, сильнейший стресс из-за малыша тоже подействовал не лучшим образом. Настя никак не могла оправиться, держалась высокая температура. Поэтому в больницу с Даней легла тётя Насти, а молодой маме оставалось только надеяться на лучшее и ждать новостей.

Обследования подтвердили диагноз неонатолога. Потом были недели реабилитации – массаж, электрофорез и другие манипуляции, которые ничего не дали. Рука у маленького Дани по-прежнему висела безвольно. Когда сын приехал наконец домой, ему был уже почти месяц. Настя дала ему грудь… «Он честно старался, — рассказывает мама, — но у него плохо получалось. Он уже привык в больнице к соске, он постоянно плакал и нервничал». О грудном вскармливании пришлось забыть.

Первые месяцы были очень тяжёлыми. Малыш был очень беспокойным, часто кричал, а мама брала его на руки с опаской – боялась лишний раз потревожить больную ручку. Когда к ней прикасались, ребёнок плакал, сеансы массажа проходили тяжело – и совсем не помогали.

Через месяц после выписки их направили в областную больницу – на вторую реабилитацию. Там проводили те же процедуры, что и в первый раз. Но изменений не было и нет – левая ручка у Дани выглядит безжизненной, он не может ползать, брать игрушки.

Настя переживала – как же так?

«В больнице я познакомилась с мамой девочки, у которой были такие же проблемы. Но у них после массажа и электрофореза очень быстро пошло восстановление в ручке. Врачи говорили, что в 90% случаев так и должно быть…»
Стало ясно, что Даниил, к сожалению, не попадает в эти 90%, и ему требуется более серьезное лечение. Но какое?
Обратиться в клинику в другом городе посоветовал друг Виктора, папы Дани. Он рассказал, что в Ярославле есть Международный Институт функциональной реконструктивной микрохирургии, посоветовал почитать отзывы в сети. Настя перерыла весь Интернет и решила, что они должны ехать в эту клинику и обязательно попасть на прим к доктору Максиму Леонидовичу Новикову.

На консультации в клинике подтвердился диагноз – парез Дюшена-Эрба. И выяснилось, что Дане срочно нужна операция по реконструкции нервных сплетений. Оказалось, что много времени уже потеряно, и, если не сделать операцию в ближайшее время, то Даня останется парализованным.

«Доктор объяснил мне, что успех такой операции очень зависит от сроков, в которые она проведена. Если затянуть сроки, нервные отростки атрофируются, а дальше – необратимый фиброз мышц. Это значит, что восстановление невозможно!»

Операцию надо делать как можно быстрее, а у Дани скоро начнут резаться зубки. Если он будет плохо переносить появление зубов, операция отодвинется. Мама снова переживает. И не только из-за зубов. Ещё одна важная проблема – деньги.

Малышу требуется многоэтапное хирургическое лечение. Сначала микрохирургическая реконструкция левого плечевого сплетения. Потом послеоперационный комплекс восстановительных процедур, иначе говоря реабилитация. Затем второй этап хирургического лечения. Такая сложная операция проводится в два этапа. И снова реабилитация, чтобы малыш научился пользоваться ручкой. Необходимо в кратчайшие сроки собрать 1 202 800 рублей. Виктор, Настя и Даниил Ивановы – обычная семья. Папа работает на заводе, зарплата у него средняя. На подработку нет времени и возможности, а операция стоит дорого, а потом ещё нужны будут несколько курсов реабилитации! Не потянут.

К сожалению, операции такого плана в России делает только один микрохирург, который учился в США. Для подопечных нашего фонда он уже успешно провёл две таких операции. Сейчас его маленькие пациенты проходят этап реабилитации. И у них есть реальные перспективы навсегда забыть о том страшном диагнозе, с которым они столкнулись в самом начале своей жизни.

Поэтому мама Дани Иванова из Тамбовской области обращается с просьбой о помощи – мальчику очень нужна операция, а на неё нужны деньги! Давайте поможем Дане, и спасём его ручку!